achernega (achernega) wrote,
achernega
achernega

Category:

Генерал Александр Иванович Глуховской - владелец дома №1 по Невскому проспекту. Часть 1

Исследуя историю дома №1 по Невскому проспекту нельзя пройти мимо личности одного из его владельцев — генерала Александра Ивановича Глуховского. Известно о нём до сих пор было не так много. Википедия вкратце рассказывает о его боевых подвигах, штабной службе. Дата рождения указана точно (22 октября 1838 года), а вот от даты смерти известен только год — 1912. Другие источники копируют с разной степени сокращения этот же текст. Что же можно собрать о генерале онлайн, что найдётся в архивах и библиотеках?
Фото А. И. Глуховского. Источник: Туркестантский альбом. Часть историческая. 1871-1872.


Визит в РГИА и общение с местными библиографами открыли день смерти генерала (2 февраля), а также подарили совет проверить газетный фонд РНБ на наличие некролога.

В газете «Новое Время» таковой нашёлся. Оказалось, что справочник, куда заглянул библиограф РГИА, дал неверную дату смерти Александра Ивановича Глуховского. Умер он не 2 февраля, тогда был опубликован некролог. На самом деле скончался генерал 30 января 1912 года. Приведу весь текст некролога здесь (публикуется впервые!):

«30 января скончался генерал от инфантерии Александр Иванович Глуховской. Один из славных участников завоевания Туркестанского края и видных общественных деятелей Петербурга.

Покойный родился в 1838 году, образование получил во 2 московском кадетском корпусе, в Московском университете и в Николаевской академии генерального штаба.

Службу начал корнетом в л.-гв. Кирасирском Его Величества полку и в 1863 г. причислен к генеральному штабу командующего войсками Туркестанской области.

С этого времени в течение десяти лет А. И. участвовал в усмирении туркменов Бухары и Хивы, будучи с 1867 г. в штабе вновь образованного туркестанского генерал-губернаторства. Он особенно отличился в делах против Бухарцев. За осаду и взятие крепости Ура-Тюбе получил крест св. Георгия 4 степени (при штурме крепости был контужен), за взятие Джизака получил золотую саблю с надписью «за храбрость», за отличия в делах на Самаркандских высотах, в качестве коменданта походной квартиры — орден св. Станислава 2 ст. и на Зарабулакских высотах — орден св. Анны 2 ст.

С 1873 г. покойный состоял для поручений при начальнике главного штаба, был временно командирован в 1878 г. в распоряжение главнокомандующего кавказской армии великого князя Михаила Николаевича и произведён за отличие в генерал-майоры.

Дальнейшая служба генерала Глуховского протекла с 1888 г. в военно-учёном комитете главного штаба, в котором он был членом. В последние годы, до отставки в 1911 г., с производством в генералы от инфантерии, А. И. состоял по военному министерству.


А. И. Глуховской. Фото из некролога («Новое Время», 2 февраля 1912 г.)

Поселившись в Петербурге, он принял деятельное участие в городском управлении, будучи более 15 лет гласным спб. думы и членом многих комиссий. Особенно видную роль играл А. И. в постройке моста императора Александра III (Троицкого) через Неву. Он председательствовал в комиссии по постройке моста и внимательно входил в мельчайшие детали дела.

Как человек, покойный отличался стойкими и честными убеждениями, которые отстаивал иногда до упрямства. Будучи богатым домовладельцем Петербурга, А. И. увлёкся приобретением земель и кредитными операциями, вошёл в соглашение с еврейскими комиссионерами и оказался под старость совершенно разорённым, вынужденным ютиться у родственников».


Итак, мы имеет сведения из Википедии и некролог в "Новом Времени". Начнём более подробно раскрывать детали.

Для начала проверим исторический очерк, составленный А. Н. Поливановым к 50-летию 2-го Московского кадетского корпуса. Во-первых, подтверждаются сведения о том, что Глуховской был выпущен в 1858 году, причём учился он экстерном. Был направлен на службу в Лейб. Гв. Кирасирский Его Вел. полк.



Интересно, что семерым молодым людям, обучавшимся экстерном автор очерка посвятил целый абзац:

"Когда в учебный курс 1857-1858 учебного года семь кандидатов Московского университета были прикомандированы экстернами к нашему III спец. классу для приобретения военного образования, то между ними и кадетами быстро установилась взаимная симпатия. Кандидаты, без сомнения, обладали бОльшим запасом знаний [ударение на О], но они с удовольствием заметили в своих товарищах-кадетах такое же искреннее стремление к самообразованию, какими они прониклись в университете, и в этом можно найти лучшее доказательство тому, что наши преподаватели старших классов с успехом возделывали свою ниву. Почти все экстерны выпуска 1858 года достигли на военном поприще высокого положения".

Автор особо отмечает, что кандидаты знали больше, чем их сокурсники. Действительно, Глуховскому тогда было уже 20 лет, что для кадета много. Потому-то он и заканчивал кадетский корпус экстерном, нагоняя сверстников в образовании. До 1857 года он учился в Московском университете. Чем занимался и где жил до поступления в университет? Пока неизвестно.

2-й Московский кадетский корпус располагался в бывшем Головинском (Екатерининском дворце).


Головинский (Екатерининский) дворец - казармы 2-го Московского кадетского корпуса

Итак, в 20 лет наш герой оказывается в Санкт-Петербурге, поступает в Николаевскую академию Генерального штаба. Судя по изданной в 1882 году книге "Исторический очерк Николаевской академии Генерального штаба" (https://runivers.ru/upload/iblock/7a5/Nikol.%20akademy.pdf) он действительно был выпущен из высшего военного учебного заведения досрочно в мае 1863 года "по случаю военных обстоятельств, без экзаменов, с правами 2-го разряда". На момент выпуска он имел звание штаб-ротмистра.



Вот здесь А. И. Глуховской получил высшее военное образование:



Тогда Николаевская академия Генерального штаба размещалась в доме №32 на Английской набережной, в начале XX века она переехала на Суворовский проспект.

Как отмечено в некрологе, молодой офицер "в 1863 г. причислен к генеральному штабу командующего войсками Туркестанской области". Всего за три года(!) он успел дослужиться от штаб-ротмистра до подполковника - это сразу на три звания выше. Причём в сохранившихся документах Александр сам пишет, что отправлен туда "по высочайшему повелению".

Интересно узнать детали семимесячного ареста А. И. Глуховского в Бухаре в 1866 году. За что молодой подполковник оказался лишён свободы на столь длительный срок?

Ответ дадут две книги:
М. В. Лыко "Очерк военных действий 1868 года в Зарявшанской долине" (1871 год): http://kh-davron.uz/yangiliklar/liko-ocherk-1868.html
М. А. Терентьев "Россия и Англия в Средней Азии" (1875 год): https://books.google.ru/books?id=ZeVFHojbDX8C&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false

Прологом к этой истории было требование бухарского эмира Музаффара очистить только что захваченные нами Ташкент и Чимкент. В противном случае русским угрожали "священной войной", восстанием всех мусульман. При этом они отказывались вести дела с генералом Черняевым, руководившим русскими войсками, ждали решения лично от "Белого Царя", то есть нашего императора. В ответ на ультиматум Черняев арестовал бухарских купцов, проживавших в занятых нами городах, и их товары. Эмир Музаффар пытался решить вопрос дипломатическим путём, направив в Санкт-Петербург посольство. Однако, царское правительство передало это дело оренбургскому генерал-губернатору. Бухарское посольство было задержано в Казалинске.

Бухарцы, в свою очередь, пошли на хитрость. Они сообщили, что к ним явились некие европейцы через Афганистан и попросили прислать русскую делегацию для переговоров. Генерал Черняев подвоха не почувствовал и в октябре 1865 года отправил в Бухару посольство во главе с В. К. Струве. Заполучив в свои руки русское посольство, эмир арестовал гостей и потребовал отпустить своего посла. Обратно наши дипломаты вернулись только в начале июня 1866 года.

Описывая эти события, М. В. Лыко называет В. К. Струве связанным с "торгово-промышленными кругами А. И. Глуховского и горного инженера А. С. Татаринова". Он же в книге использует формулировку "миссия Струве - Глуховского". Александр Иванович не был рядовым членом посольства, а воспринимался современниками весьма значимой в этих делах персоной.

Здесь уместно вспомнить, что Глуховской уже в 1860-х годах был членом Общества для содействия русской промышленности и торговли. Очевидно, что параллельно воинской службе он налаживал полезные контакты, которые были бы ему полезны на среднеазиатском рынке. Перед ним был яркий пример других предпринимателей. Ещё в разгар военных действий А. Хлудов направил свои товары в Бухару и продал их с огромной прибылью. Глуховской с другими членами Общества изучал возможность создания русской торговой фактории на побережье Красноводского залива. И уже тогда, в 1860-х годах обсуждался проект поворота реки Амударьи в Каспийское море для создания удобного торгового пути вглубь Азии [Халфин Н. А. Политика России в Средней Азии (1857-1868). - М.: Издательство восточной литературы, 1960. - 272 с.].

Затем, до октября 1866 года состоялись Иржарский бой, штурм Ходжента, Ура-Тюбе и Джизака. А. И. Глуховской лично участвовал в штурме Ура-Тюбе и Джизака, на что указывает автор некролога.

Интересные подробности взятия Ура-Тюбе рассказывает Алексей Куропаткин (участник экспедиции) в своей книге "Завоевание Туркмении. Правдивая история России". Штабс-ротмистр Глуховской при штурме Ура-Тюбе возглавлял одну из двух колонн, задачей которых была отвлекающая атака от главного удара русской армии. Главный штурм был произведён через брешь в стене, которую проделала русская артиллерия. Отряды, вошедшие в крепость через эту брешь почти не встретили сопротивления, так как силы обороняющихся были заняты русскими отрядами, стремящихся ворваться в крепость в другом месте через стены по лестницам.


Цитадель Ура-Тюбе. Источник: Туркестантский альбом. Часть историческая. 1871-1872

Эти отряды понесли основные потери. Из 250 человек в колонне Глуховского было выбито убитыми и ранеными 74. Солдаты умудрились перепутать стороны лестниц и поставить их на тонкий конец, толстый перекинув на стену. Лестницы не выдержали и с треском рухнули. В результате, только незначительная часть солдат успела подняться на стены. Они приняли единственно верное решение - прорываться по стене к башне. Там они заперлись и ждали подхода основных сил. Те вошли в Ура-Тюбе разломав крепостные ворота брёвнами, которые на них сбрасывали сами обороняющиеся.

Источник другого характера - "Туркестанский альбом", изданный в 1871-1872 годах. В нём среди множества фотоснимков русских солдат и офицеров, степей и крепостей нашёлся портрет Александра Ивановича. Так вот откуда взята фотография для статьи Википедии!
https://dl.wdl.org/14956/service/14956.pdf

Не поленюсь и ещё раз покажу эту фотографию:

Фото А. И. Глуховского. Источник: Туркестантский альбом. Часть историческая. 1871-1872.
Здесь Александру Ивановичу не больше 34 лет.

В 1867 году в Санкт-Петербурге был опубликован труд А. И. Глуховского «Записка о значении Бухарского ханства для России и о необходимости принятия решительных мер для прочного водворения нашего влияния в Средней Азии». По мнению автора Википедии, этот документ сыграл важную роль в определении среднеазиатской политики Российской Империи. Конечно, как непосредственный участник военных действий и дипломатических переговоров в Средней Азии, он имел право на личное мнение по данному вопросу.

В 1869 году Глуховской получил звание полковника.

8 марта 1873 года по распоряжению Александра II полковник Глуховской был направлен в Среднюю Азию для изучения мер к «упрочению и развитию наших сношений с. персидско-среднеазиатским рынком» [ЦГВИА, ф. 400, д. 8, 1873, л. 99 об]. Значит, в глазах императора он являлся специалистом по торговым делам. Характерная деталь.

Эта командировка детально описывается в "Описании Хивинского похода 1873 года" Ф. И. Лобысевича. О назначении Глуховского он пишет:

"При Оренбургском отряде для научных целей был командирован из окружного штаба геодезист и топографы, а также состоял по высочайшему повелению генерального штаба офицер, для составления исследований торгового и экономического значения всего Закапийского края и Аму-Дарьинского бассейна, что, конечно, весьма важно, ввиду могущих после хивинской экспедиции значительно развиться торговых сношений наших с персидско-средне-азиатским рынком"
[Лобысевич Ф. И. Описание Хивинского похода 1873 года. - СПб: Типография Высочайше утверждённого Товарищества "Общественная Польза", 1898. - с. 45]

Возвращение русских войск после занятия города Хивы было решено совместить с изучением окрестной территории. В частности - русла реки Узбой, по которой некогда (по преданиям) текла река Аму-Дарья в Каспийское море. Исследовательская миссия была возложена на полковника Глуховского. Вместе с ним в поход по Узбою выступили подполковник барон Каульбарс, полковник Жилинский и топографы Туркестанского отряда. [Лобысевич Ф. И. Описание Хивинского похода 1873 года. - СПб: Типография Высочайше утверждённого Товарищества "Общественная Польза", 1898. - с. 247, 248]

В ЦГВИА сохранились связанные с этой командировкой документы авторства Глуховского, некоторые из которых также можно найти онлайн:
http://www.artofwar.net.ru/profiles/sergei_skripnik_andrei_greshnov_p/view_book/turkestanskie_pohody

Процитирую доклад полковника Глуховского военному министру Милютину от 1873 года, приведённый по ссылке выше:

"Хивинское ханство, расположенное среди окружающих пустынь, в виде плодоносного оазиса на дельте самой громадной в Средней Азии р. Аму-Дарьи, протекающей по нескольким ханствам от снеговых вершин Болора и Индукуша до Аральского моря, всегда обращало на себя особенное внимание. Взоры всех восточных завоевателей постоянно устремлялись на Хиву. Наш великий император Петр I также не оставил этого ханства без внимания. Его занимали как природные богатства Средней Азии и Индии, так и заведение с ним сношений и направление индийском торговли по древнему пути, ибо в древние времена торговля Индии с Европой производилась по Аму-Дарье.

Плиний свидетельствует, что во времена Помпея было известно, что в семь дней от Инда прибывали в Бактриану на берега р. Икар, впадающей в Оксус, и что индийские товары, перевезенные оттуда по Каспийскому морю в Куру (Сучиз), могут быть перевозимы сухим путем в пять дней далее до (Фазис) р. Гиона, впадающей в (Евксинский Понт) Черное море.

Петр I, получив сведение, что Аму-Дарья впадала прежде в Каспийское море и что даже имеется старое русло, по которому она текла, тогда же снарядил экспедицию в Хиву для подчинения ее своей власти и для направления вод Аму-Дарьи по ее старому руслу. К крайнему сожалению, эта экспедиция не удалась. Но, все-таки, еще в начале прошедшего столетия Петр I предугадал, что весь средне-азиатский вопрос заключается в Аму-Дарье.

С тех пор прошло более полтора века, этот вопрос не только не уничтожился, но все более и более поднимался, чем ясно доказывается вся необыкновенная его важность. Хотя Россия для заведения сношений с Средней Азиею и начала свои действия с противуположной стороны, т. е. с Оренбурга, но, в конце концов, Россия приходит опять к тому же пункту, откуда великий император думал начать.

Пространство между Каспийским морем и Аму-Дарьею и старое русло этой реки опять выдвигается на первый план. Занятие Красноводского залива, действия наших отрядов в Туркменских степях и хивинская экспедиция еще более указали на особенную важность арало-каспийского бассейна и безотлагательную необходимость решить, наконец, первостепенной важности вопрос о старом русле Аму-Дарьи, с которым связано не только будущее наших средне-азиатских владений, но также судьба всей Средней Азии.

А. Глуховской."

[ЦГВИА, ф, 400, д. 8, 1873 г., л. 74-81]

Наш герой фигурирует в письмах начальника Закаспийской области генерала Н. П. Ломакина астрабадскому консулу Ф. А. Бакулину. Например, он пишет в 1874 году: "В половине прошлого месяца сюда пришел из Хивы караван в сто тридцать верблюдов полковника Глуховского". Или ещё: "В настоящее время я в больших хлопотах и сильно озабочен снаряжением каравана, для отправления отсюда в Хиву товаров полковника Глуховского. При караване последует ученая экспедиция для окончательного исследования и нивелировки Узбоя, особенно в средней его части (от Балла-Ишема до Сары Камыша), еще никем не изведанной, поэтому караван пойдет все время по Узбою, от Игдов на Чарышлы. А как по этому месту постоянно бродят текинцы, то дело это весьма рискованное и опасное".

Здесь я впервые увидел упоминание "товаров полковника Глуховского". Надо особо подчеркнуть, что в этих торговых экспедициях одновременно преследовались цели военного и учёного характера. С одной стороны, империи нужно было подчинить своей воле местные племена. С другой - нанести на карты до сих пор неизвестные территории, выяснить характер и обычаи местного населения, разведать пути для продвижения войск, места их снабжения водой и продовольствием. Такие экспедиции зачастую проходили под прикрытием Русского Географического общества, членом которого являлся А. И. Глуховской. Александра Ивановича следует считать профессиональным военным разведчиком.

Вот ещё одна цитата Ломакина:

"В Тифлисе Его Высочество изволил принять меня весьма милостиво. Прошлою рекогносцировкою все остались весьма довольны, и я получил приказание представить всех участвовавших в этой рекогносцировке к наградам, как за военные отличия, хотя у нас собственно никаких военных дел и не было; но результаты, достигнутые этою рекогносцировкою, без сомнения, важнее результатов некоторых громких и блистательных побед"
.

В комментариях к письмам об этом написано:

"В 1876 г., для осмотра средней части старого русла Аму-Дарьи от колодцев Игды до высохшего озерного бассейна Сары-камыша был отправлен из Красноводска в Хиву особый караван полковника Глуховского, а кавказским наместником прикомандирован к нему для производства съемочных и топографических работ офицер, топограф Лупандин. До колодцев Игды экспедиция следовала в отряде, находившемся под командой генерал-мaйopa Ломакина, а дальнейший путь до озерного бассейна Сары-камыша вверх по Узбою, мимо колодца Чарышлы, сделала лишь под прикрытием небольшого отряда туркменской милиции. Результаты, достигнутые экспедицией, действительно, были «важнее результатов некоторых огромных и блистательных побед», - съемкой, произведенной от колодцев Игды до колодца Декча, Лупандин связал конечные пункты исследований, которые, со стороны Аму-Дарьи, были сделаны полковником Глуховским, со стороны Каспийского моря — знаменитым геодезистом полковником Стебницким. Все участники экспедиции были представлены к наградам, как за военные отличия"
.

Об этих событиях рассказывает в своём историческом очерке их непосредственный участник В. Шаховской:

"В 1878 году генерал Ломакин разрушил текинскую крепость Хаджи-кала, прибыв туда с отрядом: 2 батальона Ширванского полка, 4 сотни лабинских казаков при 8 орудиях; начальником штаба был полковник Глуховской"
:
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XIX/1880-1900/Sachovskoj_V/text1.htm

Так вот по какому поводу 30 августа 1878 года Александр Иванович был произведён в генерал-майоры!

Вернёмся в Среднюю Азию. Из книги "Куропаткин. Судьба оболганного генерала" А. Шаваева можно узнать, что походы на текинцев под руководством Ломакина в целом не принесли успехов. Смысл давления на них был в том, чтобы удержать эти территории от возможного перехода под протекторат Персии. Ещё в 1876 году местное население просило об этом персидского шаха. Тогда вопрос в повестки дня удалось снять дипломатическим путём, но "осадок остался". В 1877 и 1878 годах текинцев пытались усмирить военной силой, но захватить их территорию не удалось.

21 января 1879 года в Санкт-Петербурге было собрано Особое совещание, где рассматривались предложения посла в Тегеране Зиновьева нанести мощный удар непосредственно в центр Ахалтекинского оазиса большими силами русских войск. В совещании приняли участие военный министр Д.А. Милютин, командующий Кавказским военным округом генерал-фельдмаршал великий князь Михаил Николаевич, исполняющий обязанности министра иностранных дел Н.К. Гире, представители Главного штаба генералы А.В. Гурчин, А.И. Глуховской и полковник А.Н. Куропаткин. Докладывали все участники, мнение выработали единое «в пользу решительных действий, с целью занятия пункта среди самого оазиса Ахалтекинского». [Шаваев А. Г. Куропаткин. Судьба оболганного генерала. – М.: У Никитских ворот, 2011. – 488 с.]

С 1879 по 1883 год генерал А. И. Глуховской возглавлял ещё одну экспедицию, которая должна была технически обосновать пропуск воды реки Амударьи в Каспийское море. По её итогам была издана книга, ныне доступная онлайн:
https://dlib.rsl.ru/viewer/01003634069#?page=1

Интересно, что итоги экспедиции были направлены на Всемирную Колумбову выставку 1893 года в Чикаго. Русскую делегацию в США возглавлял Павел Иванович Глуховской - брат Александра.

Павел Иванович Глуховской — действительный советник, камергер, член Совета министерства финансов, член Патриотического общества, домовладелец. Павел, как и Александр, являлся членом Императорского Русского Географического общества. Он также состоял членом петербургского Английского собрания, правда вступил в него на несколько лет позже.


Павел Иванович Глуховской

Проверяя все адресные книги, я наткнулся на Ивана Ивановича Глуховского. Он встречается только в книге за 1898 год, то есть в 1897 году жил на Невском 1. Иван Иванович навещал своих братьев?


«Весь Петербург», 1898 год.

Единственное место, где даётся хоть какая-то информация о родителях Глуховских - книга "Высшее чиновничество Российской империи. Краткий словарь". Относительно Павла Ивановича сказано, что он сын коллежского асессора:
https://iknigi.net/avtor-sergey-volkov/133517-vysshee-chinovnichestvo-rossiyskoy-imperii-kratkiy-slovar-sergey-volkov/read/page-22.html

Продолжение...
Tags: генеалогия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments