achernega (achernega) wrote,
achernega
achernega

Category:

Александр Иванович Глуховской - владелец дома №1 на Невском проспекте. Часть 2

Часть 1

В первой части статьи о генерале А. И. Глуховском я раскрыл первую половину его жизни: получение военного образования, боевые подвиги в Средней Азии, военно-научные, исследовательские и торговые экспедиции. Теперь окунёмся в архивы, выясним чем занимался Александр Иванович в Петербурге. Где жил, как зарабатывал на жизнь, что сделал на благо Санкт-Петербурга.

Петербургский домовладелец


В паузах между командировками в закаспийский регион, Глуховской возвращался в Санкт-Петербург. В конце 1874 году он вместе с братом Павлом купил дом №3 по Исаакиевской площади у коллежского советника Николая Трофимовича Тарасевича. Вот когда понадобились деньги, вырученные с среднеазиатских оптовых операций! Правда, этот объект недвижимости оставался за братьями не долго, лишь четыре года. В 1878 году дом был продан Карлу Логиновичу Миллеру, для которого в 1879-1880 годах было построено новое здание, существующее на Исаакиевской площади по сей день. [ЦГИА, Ф. 515, Оп. 1, Д. 385А]


Исаакиевская пл., 3

Тогда же, в 1878 году, Александр Иванович стал членом санкт-петербургского Английского собрания. [Завьялова Л. В. Петербургский английский клуб (Историография. Источники) / СПб.: Санкт-Петербургский Государственный Университет. 2000, с. 302]

Следующим петербургским адресом братьев Глуховских в 1879 году стал дом №11 на углу Гагаринской улицы и Косого переулка. Тогда там стоял небольшой двухэтажный особняк, принадлежавший жене тайного советника Варваре Ивановне Фонвизиной. Она жила здесь, занимая часть первого и весь второй этаж с мезонином. Оставшиеся помещения на первом этаже снимал войсковой старшина Ржевский, на которого Фонвизиной была оформлена доверенность для представления её интересов в Санкт-Петербургском Городском Кредитном Обществе. С ним же соседствовал доктор Сорокин, занимавший 2 комнаты и ванную с кухней. В доме на Гагаринской браться Глуховские жили до переезда на Невский проспект. [ЦГИА, Ф. 515, Оп. 1, Д. 4405]

Дом на Гагаринской Глуховские покупали два раза. Сначала они его продали в 1882 году провизору Феодосию Пименовичу Кузовенко. Наверное, дома на Невском им вполне хватило. Но Кузовенко не справился с платежами по кредитам, спустя три года Городским Кредитным Обществом особняк был выставлен на торги. Покупателем, предложившим наивысшую цену, оказался Павел Иванович Глуховской. При этом он продолжал жить в доме на Невском проспекте, сдавая помещения на Гагаринской улице внаём. Сразу после возвращения в собственность этого дома, П. И. Глуховской заказал перестройку здания гражданскому инженеру Вениамину Ильичу Королькову. Работы были выполнены в 1885-1886 годах.


Гагаринская ул. 11

В 1879 году Александр Иванович приобрёл ещё один объект недвижимости в центре Петербурга - дом №1 по Офицерской улице, на углу с Вознесенским проспектом. Он купил его у статского советника Николая Андреевича Лебедевича-Драевского. Здесь тогда стоял четырёхэтажный дом. Интересы Глуховского при сделке представлял гражданский инженер Николай Петрович Сульменев. [ЦГИА, Ф. 515, Оп. 1, Д. 4471]


Четырёхэтажный дом №1 по Офицерской улице - слева, на втором плане. 1903 г. Источник: citywalls.ru

Сейчас этот дом не найти. На его месте стоит новодел советского времени, почти не отличимый от старой дореволюционной застройки.


Те же дома в наше время. Источник: citywalls.ru

Обладание зданием на Вознесенском проспекте очевидно доставило немало проблем Глуховскому. Будучи гласным городской думы, он пытался защитить себя и других домовладельцев от неожиданных и необоснованных требований петербургской полиции. 19 июня 1897 года Александр Иванович обратился в городскую Думу с заявлением:

"В продолжение последних нескольких лет полиция часто предъявляет домовладельцам г. Петербурга разные хозяйственные требования, сопряжённые с большими и обременительными расходами для домовладельцев, и притом без всякого предупреждения и предварительного рассмотрения всех обстоятельств предлагаемых работ и расходов, насколько всё это необходимо и возможно со средствами домовладельцев.

Так, например, недавно по Вознесенскому проспекту была вновь устроена гранитная мостовая, хотя и с ведома домовладельцев, но согласие их было вынуждено разными обстоятельствами. Устроенная гранитная мостовая обошлась весьма дорого, крайне обременила домовладельцев и расстроила их средства.

Ныне же полиция опять требует вновь делать сплошную перестилку по Вознесенскому проспекту гранитной мостовой, которая опять потребует больших расходов, и которая не вызывается никакими крайними необходимостями. Настоящая гранитная мостовая нуждается в ремонте, но не в сплошной перестилке.

Во всяком случае, всякие обязательные дорогие работы по домовладению должны быть предпринимаемы только после предварительного обсуждения домовладельцами всех обстоятельств возбуждаемых вопросов и после изыскания всевозможных средств для удешевления предполагаемых расходов, что может быть сделано только посредством заблаговременного принятия необходимых для того всяких мер, а не по внезапным требованиям полиции.

В виду того, что домовладельцы Петербурга непомерно обременяются разными налогами, податями и требованиями, то признаётся крайне необходимым принять надлежащие меры для облегчения домовладельцев и изыскивания всех средств для сокращения расходов по домовладению, что неразрывно связывается с удешевлением цен на квартиры, а потому для достижения сих целей я предлагаю Думе:

1) Образовать по частям или участкам города хозяйственные комитеты из домовладельцев, по выбору их, для рассмотрения и принятия хозяйственных мероприятий по каждой части или каждому участку города.
2) Хозяйственные вопросы по домовладению представлять на рассмотрение Думы.
3) Управе поручить разработать все подробности по сему вопросу с участием гласных, которые изъявят согласие, и с представлением проектов в срок по назначению Думы.

Та как полиция настаивает перед каждым домовладельцем в отдельности перестлать ныне же сплошь всю вновь очень дорогую мостовую на Вознесенском проспекте, и в течение самого короткого времени, тогда как при устройстве её бывшим особым комитетом из домовладельцев было принято рациональное мероприятия заблаговременного приискания подрядчика и заготовки материалов с рассрочкой платежа на несколько лет, то гласный А. И. Глуховской просил Собрание рассмотреть его заявление в ближайших заседаниях Думы.

Кроме того, обращено было внимание на то, что полиция требует устройства каменных тротуаров вместо существующих деревянных, не только в дальних улицах Петербургской стороны, около домов совершенно недостаточных владельцев, но и на островах, в дачных местностях. Наконец, полиция доходит даже до того, что требует окраску домов в тот цвет, который она предлагает".
[ЦГИА, Ф. 792, Оп. 1, Д. 6798]

В 1880 году Александр и Павел Глуховские приобрели дом №1 на Невском проспекте за 385000 рублей. Выбор места жительства был как нельзя удобен. Александр служил в Главном Штабе, Павел - в Министерстве финансов. Всё это находилось буквально через дорогу, в здании Главного Штаба на Дворцовой площади. Дом №1 был куплен Глуховскими у санкт-петербургского купца 1-й гильдии Карла-Вильгельма Эша. Тот до этого неоднократно перезакладывал собственность, в конце концов был вынужден продать её. [ЦГИА, Ф. 515, Оп. 1, Д. 4662]

Занятно, что ещё 9 января 1880 года Карл-Вильгельм Эш рефинансирует свой кредит, получив дополнительно 75000 рублей. А уже на следующий день 10 января в Городское Кредитное общество обращается нотариус Карнеев, выясняя какое обременение висит на объекте недвижимости в связи с поступившей к нему для заверения купчей крепостью.

Очень странно выглядит ситуация, когда один объект недвижимости заложен сразу в двух организациях. В Санкт-Петербургском Городском Кредитном Обществе и Санкт-Петербургско-Тульском Поземельном банке. Но судя по документам — так и было. Вероятно, Глуховские попросили Эша объединить два кредита в один. Это подтверждает тот факт, что из 75000 рублей большая часть пошла на погашение долга в Санкт-Петербургско-Тульском Поземельном банке.

Так братьям Глуховским достался не только дом в центре столицы, но и солидный долг Эша. Здание было заложено за 200000 рублей. 

Невский пр. 1 - дом А. И. и П. И. Глуховских. 1901 г.
Невский пр. 1 - дом А. И. и П. И. Глуховских. 1901 г.

Сразу после приобретения столь лакомого объекта, Александр и Павел решили его "оптимизировать", увеличить доход со сдаваемых в наём помещений. Тогда во дворе стояли каменные флигели в один-два этажа. Этого домовладельцам оказалось мало. Уже вышеупомянутому гражданскому инженеру Сульменеву они заказали надстройку флигелей аж до шести этажей, что было осуществлено к 1882 году.

Сдаваемая площадь увеличилась - выросли и доходы Глуховских. Сразу после окончания работ они попросили Кредитное Общество заново оценить имущество и увеличить сумму залога. Братьям было выдано 50700 рублей, увеличившийся кредит пересчитан заново на новый срок.

Арендаторами Глуховских были полковник Чичинадзе, содержавший здесь же в доме №1 по Невскому проспекту оружейный магазин. При К. В. Эше его квартиру №1 занимал генерал Яфимович. С 1870-х годов часть помещений арендовал фотограф Досс со своей супругой. Их фотографический павильон, оборудованный на крыше, хорошо виден на старых фотографиях. Продолжали работу мебельное производство и магазин братьев Лизере, картинный магазин Дациаро, оптический магазин Рихтера. Сами домохозяева занимали квартиры №19 и 21 (всего 16 комнат). В 1882 году они получили с дома на Невском 33460 рублей, позже доходы только росли.

Александр Иванович Глуховской с середины 1890-х годов владел особняком на Колтовской набережной (набережная Адмирала Лазарева, 10), в котором ныне работает роскошный ресторан. Хорошая дача была у генерала.

Дом №10 по набережной Адмирала Лазарева. В прошлом особняк А. И. Глуховского (его дача)
Дом №10 по набережной Адмирала Лазарева. В прошлом особняк А. И. Глуховского (его дача), ныне дорогой ресторан. Источник: citywalls.ru

По всей видимости, можно провести связь с тем, что Александр Иванович являлся председателем комиссии по постройке Троицкого моста и приобретением им особняка на Колтовской набережной. Вместе с этим участком, он владел рядом других поблизости, на Большой и Средней Колтовских улицах. В середине 1900-х годов принадлежащих генералу Глуховскому участков в этой части Петербургского острова насчитывалось около десятка! Наверняка, Александр Иванович рассчитывал, что после постройки переправы через Неву вся недвижимость здесь резко подорожает, потому и приобретал её именно здесь, выгодно вкладывая так свои деньги.

Общественный деятель


Важным делом на последнем этапе жизни Александра Ивановича стала деятельность в качестве гласного городской Думы. Он участвовал, а не редко и председательствовал во многих комиссиях. В частности - в созданной в мае 1898 года Комиссии по постройке Троицкого моста. По этому поводу я вспомнил, что в сети гуляют фотографии церемонии открытия переправы с участием Николая II. Может быть там засветился и наш герой? Проверяем... и да, постаревший, но узнаваемый Александр Иванович обнаруживается рядом с императором:

Здесь А. И. Глуховской крайний слева
Здесь А. И. Глуховской крайний слева

А тут он общается с Николаем II
А тут он общается с Николаем II

Есть в сети один интересный документ, который в подробностях раскрывает деятельность комиссии, которую возглавлял Александр Иванович:

http://gpntb.dlibrary.org/ru/nodes/1746-sbornik-trudov-komissii-za-1903-g-ch-1-dokumenty-po-postroyke-troitskogo-mosta-spb-19#mode/inspect/page/1/zoom/4

Википедия утверждает, что Александр Иванович Глуховской с 1897 года входил в состав петербургской городской Думы. Но фонд городской Думы, хранящийся в ЦГИА хранит более ранние документы, в которых упоминается гласный А. И. Глуховской.

Например, ещё 24 декабря 1893 года он внёс в городскую Думу следующее заявление:

"Ныне в России совершается великое событие – постройка сибирской железной дороги, которая свяжет Тихий океан с Балтийским морем. Петербург, столица русского царства, не может оставаться равнодушным при решении вопроса о выборе исходного пункта для этой грандиозной тихоокеанской железной дороги, по которой будет происходить передвижение народов и обмены продуктов торговли и промышленности востока и запада. Ещё Пётр Великий предназначил Петербург главнейшим центром российской торговли, вследствие выгодного географического его положения в устье Невы, откуда начинается громадный водяной путь от Балтийского моря, с одной стороны до Урала, а с другой стороны на юг, через Волгу и Каспий, до Кавказа, Персии и аму-дарьинско-среднеазиатско-каспийских степей. Обладая такими водными путями, Петербург является самым главным, самым удобным и ближайшим портом не только Москвы, волжско-камского бассейна и Урала, но даже и великой сибирской железной дороги.

Так как Петербург обязан своим возникновением и развитием преимущественно торговому его положению, то с-петербургская городская общественная Дума, как представительница г. Петербурга, должна преимущественно заботиться об упрочении за Петербургом первенствующего торгового его значения. От чего вполне зависит процветания нашей столицы. Это есть завет великого нашего Императора Петра Великого, и мы должны употребить все меры и средства для исполнения этого священного завета. А потому ныне, когда Петербургу угрожает опасность потерять своё значение при осуществлении разных других железно-дорожных проектов, является своевременным и необходимым поднять вопрос о постройке железной дороги от Петербурга через Вятку на Пермь, для установления прямого рельсового пути в Сибирь. До сего времени все заботы России были направлены на постройки железных дорог на западе, юге и востоке европейской России. Один север был забываем. Теперь наступило время и для постройки петербурго-уральской железной дороги, которая, прорезав север России, откроет там громадные природные богатства, подобно тем, которые появились на западе, юге и востоке России после проложения там рельсов.
<...>
22 декабря 1893 года мною было сделано заявление о подведении железной дороги от Петербурга до Перми. Настоятельная необходимость проведения железной дороги на север уже признана правительством. Ныне, по Высочайшему повелению, при министерстве путей сообщения учреждена особая комиссия по вопросу о сооружении железной дороги на север".
[ЦГИА, Ф. 792, Оп. 1, Д. 5927]

Надо ли отмечать, что Глуховской и возглавил эту комиссию. Александр Иванович предстаёт перед нами как двухглавый орёл с герба Российской Империи. Только смотрит он не на восток и запад, а с одной стороны, на юго-восток. Ведь именно в том 1893 году вышла его книга про поворот Амударьи в Каспийское море. С другой стороны - на север, утверждая крайнюю необходимость связывания Петербурга с Мурманском. Вот так масштабно он мыслил.

Правда, ни один из этих проектов при нём не был реализован. Амударья и сейчас спокойно течёт в полувысохшее Аральское море. А сооружение петербурго-мурманской железной дороги началось лишь в 1915 году, уже после смерти Глуховского.

Другой документ из фонда №792 ЦГИА (Петербургская Городская Дума) мне говорит о том, что детей у Александра Ивановича скорее всего не было. Ведь если бы они были, то вряд ли бы он пытался инициировать ввод в начальные городские школы профессионального образования. Цитата из дела:

"Председатель комиссии по народному образованию в отношении от 6 февраля 1896 года сообщил Городской Управе для представления Городской Думе заключения Комиссии по вопросу, возбуждённому гласному Городской Думы А. И. Глуховским о введении в городских начальных училищах профессионального образования следующего содержания.

В заседаниях Городской Думы 13 и 15 декабря 1895 года при обсуждении проекта сметы городских доходов и расходов на 1896 год гласным А. И. Глуховским был возбужден вопрос о полезности введения в городских начальных училищах профессионального образования и тогда же установлено было означенный вопрос передать на заключение Комиссии по народному образованию".
[ЦГИА, Ф. 792, Оп. 1, Д. 6395]

Глуховскому было отказано. Комиссия по народному образованию сослалась на положение о начальных народных училищах от 1874 года, согласно которому предметами учебного курса были: закон Божий (краткий катехизис и св. история); чтение по книгам гражданской и церковной печати; письмо; первые 4 правила арифметики; церковное пение там, где это возможно. Начальный курс длился всего три года. Дети поступали в училища в возрасте семи-восьми лет. По существующим законам их было возможно привлекать к ремесленным и фабричным законам только с 12-летнего возраста. К тому же, в женских школах уже было введено рукоделие, а в некоторых мужских практиковался ручной труд. В ближайшем будущем предполагалось ввести во всех школах рисование.

Учитывая всё это, сомнительно, что Александр Иванович обладал опытом воспитания своих детей. Хотя, я тут могу и ошибаться.

Ещё одна деталь в архивных документах позволяет уточнить, где Александр и Павел проводили свой летний отпуск. Неоднократно что один что второй в переписке с Кредитным Обществом в качестве своего обратного адреса указывали "Кавказские минеральные воды, Пятигорск".

Финал


Пока я обладал лишь сведениями из справочников «Весь Петербург», то полагал, что Павел Иванович Глуховской исчез из поля зрения в 1910 году. Умер, уехал из Петербурга или перестал подавать о себе сведения в «Весь Петербург»?

Мою слепую веру в этот справочник уничтожило письмо, написанное от руки лично Александром Ивановичем. 30 мая 1905 года он написал в Городское Кредитное Общество, что по решению суда от 13 октября 1904 года имущество умершего брата Павла должно перейти ему. В том числе дом на Гагаринской улице.

Как же так? Павел Иванович скончался ещё в 1904 году, а включительно по 1909 год «Весь Петербург» показывает, что он живёт на Невском проспекте дом №1?! Ладно бы, речь шла о простом обывателе. Но редакторы "забыли" про смерть гофмейстера Двора Его Императорского Величества! Вот и верь теперь «Всему Петербургу». Не похоронил же Александр Павла фиктивно в своём письме.

В середине 1900-х годов Александр Иванович начинает распродавать свою недвижимость. Вероятно, содержать и управлять всем этим без брата у него уже не было сил, а может и финансовых ресурсов. Да и долгожданное открытие Троицкого моста уже скорректировало цену земли на Петербургском острове. Поэтому с 1904 по 1906 год были проданы все участки рядом с дачей, а в 1907 году и сам особняк на берегу Малой Невки. Его хозяином стало правление Общества железопрокатного и проволочного завода.

Дом на Невском проспекте с этих же лет несколько раз Кредитным обществом выставлялся на торги. Александр Иванович уже не мог регулярно исполнять свои обязательства. Покупателем дома №1 стал Санкт-Петербургский Частный Коммерческий банк. Сумма, которую Глуховской получил за здание в самом центре Петербурга весьма солидна - 750000 рублей. Но судя по некрологу, их не хватило на достойную старость. Её пришлось отдать кредиторам, тем самым "еврейским комиссионерам" из некролога?

К 1910 году Александру Ивановичу было уже 72 года. Потеря денег и брата, уход со службы в 1911 году не могли трагически не отразиться на здоровье пожилого человека. Порадовать Александра Ивановича могло лишь только новое звание, полученное при выходе в отставку 13 января 1911 года - генерал от инфантерии. Немногим более года он мог слышать обращение к себе «ваше высокопревосходительство».

Справочники за 1911 и 1912 годы показывают, куда переехал пожилой генерал, будучи «вынужденным ютиться у родственников». Его последний адрес: Чернышёв переулок (ныне улица Ломоносова), дом 16. Владельцем этого здания тогда был некто Крючков Иван Семёнович, связь генерала с владельцем дома не прослеживается.

"Весь Петербург", 1912 г.
"Весь Петербург", 1912 г.

Прожил генерал в отставке здесь совсем не долго. С 1910 года после продажи дома на Невском и до 30 января 1912 года. Могилу Александра Ивановича Глуховского ещё только предстоит найти.
Tags: Вознесенский проспект, генеалогия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments